21:19 

Приобретенное, сотканное, отданное...

МЛС - магистральная линия смысла. В чем она?
В последние недели меня сверлит афоризм Э.М. Ремарка: "Свободен лишь тот, кто потерял все, ради чего стоит жить". А ради чего стоит жить? Два года назад я был железобетонно убежден и уверен, ныне же, цель, как и подвижная психика, ускользающая, как красота нездешнего, недоступного образа.
Главное - не заостряться на своих проблемах, не выливать их в мир необузданными "ведрами". Констатировать, делиться, дружить с констатацией, не коверкая ее и не ставя щиты конфронтации, в остальном же - снова обрисовывается жизнь (почти всегда контуром незавоеванных горных хребтов), от которой уже и стреляться не хочется, - потому как одномерное распределение красок. Действительно, горы всегда будничных, устало-пепельных оттенков, прилипчивые куски на обзоре сознания, только ехать мешают. На столе лежит нож, рядом - петрушка и укроп, тарелка плоская, нужно измельчить зелень, но зачем - хочется есть целиком. И я давно не грею пищу, например.
- Ты начала хоть что-нибудь приобретать для своего желудка?

Я давно не грею пищу - не вижу в этом смысла. И нередко мне насыщаться лень, просто лень тратить на это время. Каждый день едим - как нам это не надоедает. Помнится, об этом говорила героиня рассказа "Чистый понедельник". Это тоже, наверное, темный (пусть и маленький) кусочек такой замечательной штуки, как депрессия. Госпожа Депрессия, ты съела все подходы к тому, чтобы с легкостью могла прийти Удача. Дуракам везет! А те, кто с серым веществом, что, не имеют шанса веселиться и получать удовольствия (именно мн ч) от зеленых плодов удачи? Ах-ха!
Пьяный проспится, а дурак никогда. Вот что я вам, ребята, скажу.
Пьяные мы уже несколько десятков месяцев... Так странно не говорит никто. А мы говорим. Сознательно усложняем вытоптанную многомиллионно фразу.
Вы знаете, депрессия - это когда после дУша ты не вытираешь голову и не вытираешься сам, не ешь с утра, только ярый кофе на еще сонный, пустой желудок, желчи льешь на него неоправданно много, не причесываешься толком, рубашку не первого дня одеваешь... Главное - просто тело прикрыть. И на мороз выходишь. В кедах с дырками, в летних кедах. На мороз. Ты идешь к метро и тебе все равно, но ТАКОЕ ПРЕКРАСНОЕ ВСЕ РАВНО, будто яд вымывается из организма с каждым твоим выдохом. Вдыхать лень - просто не хочется, почему-то дыхание контролируется, и не на уровне рефлексов.

Оля, как ты?
Знаешь, выясняется, что мы очень и очень многое можем.
В чем же проблема?
Погода перманентно не та.
И, наверное, судьба.
В остальном - абсолютное (абсолютое) попадание - куда без него - ружье без твоего ведома настраивается, настроено, выстреливает.
"Вероломное" настроение - в магазин не хочется идти. Ничего нет, а идти не хочется, и кот "третий" день орет.
Ореол орущего кота превращает тебя в ничтожество в сновидениях,
Сам оказываешься орущим, изнывающим комом,
Просыпаешься - нет, и правда,
Семь утра - кот по-настоящему орет,
Но оры еще доносятся оттуда...
И сна нет до следующего монолога об испорченной орфографии воспоминаний.

Необходимо уметь радоваться даже старым, изодранным (тем же котом) тапкам и с ума сходящему коту, коль скоро ты сам приближаешься к сумасшедшей станции.

Мне понравилось там. Возвращаться не хочется.

Я тебе радостно говорю и заявляю, что жизнь вполне возможна.
Живут, зачем-то, скунсы.
Чем мы обделили мир?
Мы слова знаем.
Мы знаем много слов.

URL
   

Вливания и Выливания

главная